Алексей Лукьянов (sikaraska) wrote,
Алексей Лукьянов
sikaraska

Category:

"Убыр" Наиля Измайлова

Признаться, спустя год, как я прочитал рукопись «Убыра», я вряд ли смог бы вспомнить все те мелкие или крупные претензии к тексту, если бы не сохранённое письмо автору со всеми замечаниями. Нет, сюжет я запомнил и могу пересказать, но автор просил обойтись без спойлеров. Перечитав письмо и уточнив, что ни одно из сделанных по ходу чтения замечаний не было учтено, я, опираясь на годичной давности мысли, попытаюсь написать рецензию, не разгромную, но и не хвалебную.

У повести хороший потенциал. Только автор сделал всё, чтобы зарыть его в землю и придавить сверху брёвнами.
Сам автор неоднократно говорил, что пишет повесть на основе татарского фольклора. Я очень люблю сказки народов мира, вполне возможно, что читал и татарские, но на национальную принадлежность тех или иных сказок я никогда не обращал внимания. Это вина советской образовательной системы, очевидно. Начнём с той последовательности событий, которую Наиль Измайлов предлагает. Это линейное построение сюжета, которое с самого начала автор несколько комкает лишним прологом (в сокращённом варианте, вывешенным в сети, вы его не найдёте).
В прологе автор даёт сцену практически из финала повести, то есть сразу нарушает линейность композиции. Добро, мне нравятся нелинейные сюжеты, но далее вся повесть прямая, как Евклид, и, на минуточку, первая часть целиком посвящена завязке.
Грубо говоря, в обычной татарской семье после возвращения родителей с похорон родственника, начинаются странные и жутковатые – при должном и внятном изложении – события, о которых рассказывает герой, подросток Наиль.
Что-то начинает происходить на двенадцатой странице рукописи, шрифт Times New Roman, размер 12. Как я туда вообще попал, что было до этого?
Ладно, потом начинаются какие-то мутные чудеса, путаное описание которых меня тоже изрядно напрягает. Я несколько раз пытался одолеть странные эволюции персонажей, но с досады плюнул и оставил, как есть. Подумал – авось потом всё понятно будет. Шиш, ничего не понятно в первой части, можно закрывать и читать что-нибудь другое. То есть повествование почти пятьдесят страниц топчется на одном месте, сюжет практически не развивается, я только и понял, как герои гордятся тем, что они татары (о татарском народном колорите поговорим ещё, я это дело так не оставлю), что родители что-то подцепили в поездке, и стали разносчиками этого чего-то. Тратить на это полсотни страниц – даже не расточительство, а «головотяпство со взломом». Первую часть можно выкинуть полностью, и повесть от этого уже станет лучше. С прологом вместе, кстати.
Вторая часть: очень сильно провисает. Фактически, её тоже смело можно выбросить, а потом некоторые эпизоды – в электричке, в стогу и свиноферме – дать флэшбеками (или какой вам термин больше нравится), но очень кратко. Но не расписывать так длинно и нудно.
Часть третья: вот отсюда и надо было начинать. Причём информацию о том, как главный герой и его сестра попали в заброшенную татарскую деревню, давать маленькими порциями. Добираются к дедушке, заблудились – этого вполне пока достаточно, это держит в напряжении – почему к дедушке, почему заблудились, где родители – это интрига. Блуждания сократить нафиг.
Вот начиная с избушки условной бабы-яги даётся нормальная завязка сюжета. Более говорить о БЯ ничего не буду, тем более что это не привычная нам карга на костяной ноге, здесь мы уже узнаём привычные сказки (татарские ли, русские или индейские) о герое, сражающим со злой силой.
Далее следует описание помощи, которую персонаж получает и условие получения этой помощи. Автор здесь явно перемудрил, главный, выражаясь словами Василия Алибабаевича, «тут помню, тут не помню, нашли ромашка». Ну пусть будет ромашка, наконец-то автор расписался, наконец-то началось действие.
И тут… боёвка на 14 страниц! Мать моя, я чуть от зевоты не порвался. Стремительней нельзя? Кому интересно, кто кого и как подсёк? Это эпизод максимум на страницу, остальное – протуберанцы, возможно, красивые, но совершенно бессмысленные. И, главное – почему прокачанный за одну ночь главный герой, махающийся на уровне инстинкта, совершенно не понимает, зачем ему нужно оружие против чудовища, противостоять которому он и был обучен? Потому что автору надо гнать объём?
Четвёртая часть. Я понимаю, что мотивация инфернальной нежити человеку не постичь, но логика повествования требует от победившей злой силы немедленных фатальных для главного героя поступках. Однако нечисть тоже работает на автора и тянет резину, чтобы, не дай бог, текст не закончился раньше десяти авторских листов. Автор начинает очередную эпопею с фирменным трюком Гудини – освобождением от оков. Причём действует герой опять не как прокачанный волшебным образом боец, а как недобитый интеллигент, рассуждающий «быть или не быть».
Поиск, спасение героини от неминуемой гибели – нормально, четыре. Потом опять начинается цирк Куклачёва, в смысле – без коней. Вообще кульминация и развязка на редкость мутные. Опять затянутая боёвка. Похоже, автор сам не знал, как эффектнее уконтрапупить злодея, и опробовал всё. Первый способ – это пять, отличный эпизод, на этом бы и хана, но нет, бой продолжается. Очень долго продолжается бой. Всё ещё продолжается. Закончился. Поверженный враг пытается найти путь к спасению. Главный герой догадывается, что к чему, и окончательно убивает тварюку. Уффф.
Измотав меня плетением словес, Наиль Измайлов даёт финал. Неплохой финал. Почти верю. Такая вот композиция.
Теперь тема татарской народной мовы, которой активно размовляют персонажи (они ведь татары). Повесть из-за неё невозможно читать вслух – а это очень большой минус для текста, который позиционируется как детская… ну, или подростковая литература. Если только там не будет специальной пометки – «для школ с углублённым изучением татарского». В русском языке тюркских слов – выше крыши, на кой мне читать – да ещё латиницей – татарские слова? Это просто неуважение ко мне, как к читателю. Ну, говорят герои на татарском, и пусть их, мне слова эти, даже с переводом, читать не нужно. Во-первых, это отвлекает, во-вторых, если автор иначе не может передать национальный колорит, значит, что-то тут не то. Колорита у Измайлова, между тем, предостаточно, даже слишком много, «в вашем портвейне очень мало крови». Если Наиль хотел просветить русскоязычного читателя относительно татарского языка – написал бы учебник, или научно-популярную книжку, но всё, что известно автору по этой теме, не стоит впихивать под одну обложку. Я верю, что Измайлов прошерстил кучу материала, но это пустая порода, и от неё должна остаться лишь маленькая крупинка золота, которая и придаст достоверности, это же прописные истины.
Резюмирую. Повесть требует жестокого редактора, который вырежет лишнее, правильно выстроит имеющееся и заставит дописать недостающее.
Всё.
апдейт: штобы не ругаца оставлю-ка я коммы невидимыми.
Subscribe

  • "...здесь были"

    Эпиграф: Бобчинский. Я прошу вас покорнейше, как поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот, ваше…

  • +++

    Не знаю, когда именно, но я довольно рано понял, что в мире нет ничего, что принадлежало бы мне. А спустя какое-то время, осознав, что смертен, я…

  • +++

    Кажется, то, что я принимал за одышку, на самом деле было паническими атаками.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments